Чукотский автономный округ

Чукотка в составе России

Открытие и освоение Чукотки

В XVI веке под ударами московских войск пали Казанское и Астраханское ханства, и для России открылся Великий торговый путь в Среднюю Азию, Зауралье и Сибирь. Через Урал на восток шли купеческие караваны и казачьи отряды. Московское государство становилось многонациональной могущественной державой.

Отряды казачьих служилых людей и промышленников забирались все глубже в Сибирь, во вновь занятых местах возводились деревянные остроги, которые становились военно-административными центрами. Вошедшие в состав Русского государства сибирские народы платили царю ясак — натуральную дань — пушниной.

Аборигены Крайнего Северо-Востока Азии столкнулись с русскими отрядами в первой половине XVII века. Первое упоминание о чукчах как о более многочисленной народности относится к 1641-1642 гг.. На реке Алазея они оказали сопротивление ясачным сборщикам, о чем казаки сообщили в своей челобитной. Это было первым для русских известием о неведомой дотоле народности.

В 1644 году казак Михайло Стадухин вышел на Колыму и основал здесь Нижнеколымское зимовье. Он дал более подробные сведения о чукчах: «…А по той-де реке Чюхче живут… чухчи… А у тех-де чухчей соболя нет, потому что живут на тундре у моря».

Начались новые поиски дальних земель к востоку от Колымы. «Сыскан и сведан» западный край «Чукотской землицы» был с моря.

Летом 1647 г. якутский казак Семен Дежнев и приказчик московского купца холмогорец Федот Попов, организовав товарищество из служилых и промышленных людей, вышли в плавание на кочах для розыска новых земель и народов. Но мореходов постигла неудача: утлые суденышки были остановлены морскими льдами. В 1648 г. они вновь отправились в путь и дошли морем до «Онадырь реки», лишившись более половины товарищей.

В 1649 г. Дежнев в верхнем течении р. Анадырь основал зимовье, на месте которого в 1652 г. был построен Анадырский острог. Попытки заставить чукчей платить ясак предпринимались неоднократно, однако без особого успеха: ясак, собранный Дежневым за 10 лет, был незначительным. Промышленных людей привлекала в основном моржовая кость, когда же обитатели моржовых лежбищ были практически выбиты, те начали покидать Анадырский острог. Положение русских на Анадыре становилось все более тяжелым: они сами обеспечивали себя продуктами питания, жалования не получали и терпели нужду в самом необходимом.

Неоднократно поднимался вопрос о закрытии Анадырского острога. Однако в конце XVII в. он вновь приобрел большое стратегическое значение как отправной пункт многих экспедиций. С открытием Камчатки Анадырский острог стал опорным, ему подчинялись все новые остроги и зимовья. Между тем путешествие из Анадырского острога на Камчатку было сложным и беспокойным, чукчи совершали частые набеги, и правительство вынуждено было искать новые пути на богатый соболями Камчатский полуостров.

Открытие морского пути на Камчатку изменило функции Анадырского острога: лишившись значения центра Чукотско-Камчатского края, он остался единственным форпостом Русского государства на Северо-востоке, наиболее близким к Большой земле Америке.

Богатства Камчатки изменили отношение правителей Русского государства к освоению Северо-Востока Азии. В 1725 г. Петр I издал указ о снаряжении Первой Камчатской экспедиции, руководство которой было возложено на Витуса Беринга. Одновременно с целью «замирения» чукотских войн и окончательного объясачивания была предпринята военная экспедиция под командой майора Афанасия Шестакова. Корабль потерпел крушение, отряд был разгромлен чукчами, а сам Шестаков убит. В 1731 г. команду принял подчиненный Шестакова Дмитрий Павлуцкий. В сопровождении коряков и юкагиров казаки добрались через реки Анадырь и Белая до Ледовитого океана и вернулись, разгромив отряд чукчей. После похода Павлуцкого часть чукчей стала платить ясак, но отношения чукчей с соседями — коряками и юкагирами еще более обострились.

Обеспокоенный судьбой ясачных коряков и юкагиров Сенат дал предписание майору Павлуцкому привести чукчей в русское подданство. Однако организованные для покорения чукчей походы оказались безрезультатными. В 1747 г. отряд воеводы был разбит чукчами, сам Павлуцкий бежал к острогу, но был настигнут на сопке, называемой ныне Майорская, и убит.

Убедившись на опыте экспедиций Шестакова и Павлуцкого в необходимости мира с чукчами, царское правительство с начала 50-х годов XVIII в. меняет свою политику на Чукотке. Отныне «чукоч и прочих иноземцев» велено «призывать в подданство ласкою». Прибывший в Анадырский острог новый начальник секунд-майор Шмалев подкупами и угрозами применения военной силы установил добрососедские отношения с чукчами и заключил с ними в 1778 г. официальный мирный договор.

В том же году в Беринговом проливе появились английские корабли экспедиции Д. Кука, дошедших до мыса Северный (ныне мыс Шмидта) и вновь открывших бухту Провидения. По указу императрицы Екатерины II, обеспокоенной возможными притязаниями иностранцев на дальневосточные территории, была организована экспедиция Биллингса-Сарычева, впервые составившая карту внутренних районов Чукотки и исследовавшая Алеутские острова. В 1821-1825 гг. экспедиция Ф. Врангеля и Ф. Матюшкина обследовала побережье Восточно-Сибирского моря и бассейны рек Колыма, Большой и Малый Анюй. Врангель узнал от чукчей об острове, названном впоследствии его именем.

Развитие торговых связей на Чукотке

Начиная со второй половины XVIII в. русское правительство совершенно отказалось от политики насильственного обложения ясаком коренных народностей Чукотки и приведения их в подданство «оружейною рукою».

Гуманная и дальновидная политика И.С. Шмалева, а позже и его сына Т.И. Шмалева, по отношению к чукчам дала хорошие результаты — был установлен мир. Узнав об этом, Екатерина II повелела «не брать с чукчей никакого ясака в течение десяти лет при условии, если они будут жить мирно с коряками» и разрешить чукчам производить торговлю «безо всякого изъятия и ограничения».

Российский свод законов содержал специальный раздел, относившийся к нардам, «не вполне покоренным». Одна из его статей гласила: «Чукчи платят ясак количеством и качеством, какой сами пожелают».

Закреплению новых отношений значительно способствовала торговля, в частности, организация ярмарок. Чукчи оказались весьма склонными к торговле. Они остро нуждались в русских товарах и с охотной согласились встречаться весной для торгового обмена на реке Большой Анюй, близ устья его притока — реки Ангарка. Первая ярмарка была проведена в 1788 г. Спустя несколько лет ярмарку передвинули на Сухой (Малый) Анюй, где была сооружена небольшая крепость. Туда русские торговцы привозили кирпичный чай, листовой табак, железные топоры, пики, ножи, медные котлы, чайники и многое другое. Чукчи же везли бобров, выдр, куниц, выменянных у аляскинских эскимосов, черно-бурых и красных лисиц, соболей, клыки моржей и т. п.

Четкие правила торговли отсутствовали, так как не было общего эквивалента для определения меновой стоимости предметов. Коренные народности не имели никакого понятия о переводе стоимости вещей на деньги и о согласовании стоимости своих товаров с привозимыми. Так, один из исследователей Чукотки сообщал, что «за 20 шкурок оленьих выпоротков купец заплатил чукче 20 штук обыкновенных швейных иголок. Чукча его благодарил как благодетеля…» В 1810 г. иркутский губернатор Трескин сделал попытку регламентировать торговлю с малыми народами. Были выработаны правила, в которых ясно определялась задача царского правительства: с помощью торговли расположить к себе коренные народности Чукотки и привести их к экономической зависимости. Г

лавный пункт «Правил Трескина» состоял в строгой регламентации торговли. Торговые операции должны были производиться только на ярмарках и разрешались лишь после обязательной сдачи чукчами ясака. Те, кто ввозил и продавал на ярмарках спиртные напитки, лишались прав торговли. Перед началом открытия ярмарки определялись цены на привозимые товары, т.е. устанавливалась меновая таблица, из которой следовало, что «основной единицей обмена с чукотской стороны являлась красная лисица, с русской — табак». В правилах также указывалась необходимость выдачи чукчам подарков для расположения их к русским.

Ежегодная Анюйская ярмарка проводилась обычно в марте, когда в хозяйстве было более свободное время. На ярмарку чукчи съезжались со всех концов тундры и побережья, при этом многие тратили на дорогу по 5-6 месяцев, покрывая расстояние более чем в 1000 верст.

Правила Трескина» просуществовали более полувека и были отменены лишь в 1869 г. Однако вскоре начальник экспедиции в Чукотский край барон Майдель попытался восстановить их с некоторыми изменениями. Так, он ввел определенный ясак у оленных чукчей — по одной оленьей шкуре, обработанной в виде замши («родвуги»). Но качество чукотской родвуги было так низко, что ее перестали брать в казну. Тогда Майдель заменил натуральный ясак денежной платой по рублю за одну штуку родвуги, одновременно отменив подарки и награду за ясак.
Выразив недовольство отменой подарков, чукчи резко охладели к ярмарочной торговле.

Христианизация чукчей, эвенов, юкагиров, чуванцев

Верной помощницей русского самодержавия в деле обращения новых народов в подданство России была православная церковь. «Первые попытки крестить чукоч были, — писал известный исследователь В. Г. Богораз, — вероятно, сделаны тотчас же после встречи русских с этим племенем». Первая часовня воздвигалась одновременно с постройкой Анюйской крепости.

Чукчи посещали эту часовню во время ярмарок, но не понимали основ христианской религии, далеких и чуждых их мировоззрению. Интересно описывает обряд крещения чукчей на Анюйской ярмарке участник экспедиции Ф. П. Врангеля Федор Матюшкин: «Желание иметь табак, нож, кошель или бисер заставляет их креститься один раз, два, три и более, не понимая святость обряда сего, какое могут произвести действие несколько невнятно выговоренных и для него непонятных слов? Один из новокрещеных долго не мог окунуться в чашу с водою — наконец бросился, но тотчас выскочил и стал бегать по часовне, дрожа от холода. «Давай табак, давай табак, — кричал он. Ему говорят, что еще не кончилось. — Нет, более не хочу, давай табак, давай табак…»»

Только с помощью подарков удавалось миссионерам обратить чукчей в христианскую веру, то есть — совершить обряд. Но получив подарок, чукча снова становился язычником, поклоняясь своим многочисленным духам — кэлет.

Христианство не оставило никаких следов среди чукчей, хотя формально несколько десятков из них числились христианами. Попытка христианизации никаких изменений в их сознание не внесла, а эскимосов и вовсе не коснулась.

Иначе обстояло дело среди чуванцев, юкагиров и эвенов. Они восприняли русскую веру, соблюдая при этом и языческие обряды, стали носить православные имена и фамилии, иконы сделали необходимым предметом в своих жилищах. С другой стороны, некоторые элементы идеологии коренных народностей были восприняты и русскими старожилами.

Роль российско-американской компании в развитии торговых отношений на северо-востоке

Развитие русской торговли на Северо-Востоке непосредственно связано с деятельностью полугосударственной Российско-Американской компании, начало которой было заложено Г. Шелиховым в 80-е годы XVIII в., а расцвет связан с братьями Барановыми.

В 80-х годах XVIII в. начался новый период в освоении островов Тихого океана. Складывались наиболее крупные торгово-промысловые компании с большим капиталом по образцу Ост-Индской и других. Инициатором создания мощной монопольной компании в Северной Америке явился именитый рыльский гражданин Григорий Шелихов. Он первым из русских купцов-промышленников пришел к выводу о необходимости перейти от мелких, разовых форм ведения промыслов к постоянным, крупным и комплексным хозяйствам. Совместно с другими купцами он создал русскую торгово-промышленную компанию, названную Северо-Восточной, а также еще три компании — на островах прибылова, Алеутских островах и на побережье Берингова пролива. Однако Шелихову не удалось объединить все учрежденные им компании — помешала преждевременная смерть в возрасте 48 лет. Но мечта его сбылась: в 1799 г. правительство утвердило образование единой Российско-Американской компании. Управляемая Александром Барановым, компания оказалась под покровительством государства.

Пользуясь широкой монополией, представляя экономические и политические интересы России на азиатском Дальнем Востоке, компания приобретала права и обязанности государственного аппарата. Шелихов и Баранов — эти два деятеля государственного по тем временам масштаба — по собственной инициативе и призванию представляли и отстаивали интересы России на ее далекой восточной окраине.

Вскоре после 1810 г. Александр Баранов вызвал из Каргополя своего родного брата Петра Баранова, обеспечил его, как члена Российско-Американской компании, средствами и уполномочил возобновить торговлю с чукчами на Анадыре.

Располагая достаточным оборотным капиталом и поддержкой со стороны брата, П. Баранов смог возродить жизнь в опустевшем после ликвидации Анадырского острога крае, создать почву для переселения людей в поселки Марково, Еропол, Усть-Белая и другие; организовать торговлю с центре Чукотского полуострова и заложить основу устойчивым отношениям чукчей с русскими. Кроме «крепости» на среднем течении Анадыря Баранов основал небольшой торговый центр в устье этой же реки (на месте современного города Анадыря), около которого стали селиться чукчи, образовался поселок, а позже был построен пост, названный Ново-Мариинским и ставший впоследствии центром Чукотки.

Развивая комплексное хозяйство на островах и побережье Америки, компания втянула в свою систему весь Охотско-Чукотский край. Монопольная торговля и транспортные нити связей с Сибирью оживили экономику малых народов Северо-востока Азии и создали базу для вывода страны на азиатский и мировой рынок. Кроме того, компания представляла интерес и с точки зрения науки: посылала научные экспедиции, проводила исследования, ее суда совершали открытия. Прекратила свое существование Российско-Американская компания в 1867 г. в связи с продажей императором Александром II Аляски за 7 млн. долларов (14 млн. руб.) по крайне низкой цене — 4,7 цента за гектар.

Американская экспансия на чукотке

Конец XIX века принято считать началом падения роли Анюйской ярмарки и вообще русской торговли на Крайнем Северо-Востоке. В водах Чукотских морей появились американские суда.

Вначале американцы занимались китобойным промыслом, потом им стало выгодно вести торговлю с коренным населением. Промысел и торговля велись беспошлинно и бесконтрольно — по договору, заключенному между русским правительством и правительством США, американские суда могли свободно заходить во все бухты и заливы. Хищническое истребление китов из-за ценного уса подорвало экономику коренных жителей. Опустели моржовые лежбища, участились случаи эпидемии и смерти от голода среди народов Чукотки. Кроме того, американцы обнаружили на побережье золото, и сюда устремились золотоискатели.

Как только истек срок конвенции, русское правительство запретило заходить американским судам во внутренние воды чукотских морей, но остановить поток американских дельцов и торговцев оказалось невозможно.

Все это не могло не тревожить русское правительство, и с 1883 г. было организовано регулярное крейсерство у берегов Чукотки. Американские суда арестовывались с конфискацией товаров. Население отнеслось к появлению русских военных судов весьма благожелательно, положение русских на Чукотке стало упрочиваться, рос их авторитет среди коренных народностей.

Однако этого было явно недостаточно, чтобы остановить вторжение американцев, и 9 июля 1888 г. было принято решение об организации Анадырского окружного управления. Местом резиденции стало с. Марково, первым начальником округи назначили Л. Ф. Гриневицкого, который год спустя основал на берегу Анадырского лимана пост Ново-Мариинск, ныне — Анадырь. Гуманная деятельность первого начальника округи оставило добрую память в народе.

В 1909 г. в составе Анадырской округи были созданы Анадырский и Чукотский уезды.
Центром Чукотского уезда была определена бухта Провидения, а с 1912 г. — пос. Уэлен. Выборы и назначение в поселках старшин и старост из числа зажиточных чукчей и эскимосов и установление полицейского надзора ознаменовали собой завершение организации административного устройства на Чукотке.

В конце XIX в. на Чукотке появляются первые ссыльные. Некоторые из «политических» участвуют в активной экспедиционной работе. Так, многими сведениями о жителях Чукотки конца XIX — начала XX вв. мы обязаны деятельности ссыльного народовольца В. Г. Богораза, труды которого стали фундаментом, на котором и поныне развивается этнография Северо-Востока. К началу XX века на Чукотке были возобновлены ярмарки и открыты казенные склады, велась частная торговля — причем, русским купцам предоставлялось право бесплатно доставлять товары из Владивостока на Чукотку на охранных военных судах. К этому же времени относятся поиски и начало добычи на Чукотке золота (хр. Золотой). Желтый металл не давал покоя ни русским, ни американцам. Были организованы серьезные геологические экспедиции, велось обстоятельное гидрографическое изучение побережья Берингова и Чукотского морей, начали действовать регулярные морские рейсы между Владивостоком, Колымой и Леной.

Размер шрифта A A A

Цветовая схема A A